Новости палаты

Сообщение о работе Квалификационной комиссии АП ЛО

27 апреля 2021 г.

Новости палаты
26 апреля состоялось заседание квалификационной комиссии
10 апреля 2021г. в соответствии с положениями ч.2 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» в Адвокатской палате Ленинградской области была сформирована квалификационная комиссия.

На Конференции АП ЛО были избраны семь членов комиссии из адвокатов:
Булгакова Н.М.,
Масленникова В.Д.,
Маклакова Н.И.,
Радченко М.А.,
Улюкина Л.В.,
Фитенко А.В. 
Цемехман М.Г.

От Ленинградского областного суда членом комиссии назначена судья Головина Е.Б.
От Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области – судья Соколова Н.Г.
От Управления Министерства юстиции РФ по Ленинградской области – начальник управления Репин П.Н. и начальник отдела Решетова Т.В.

В квалификационной комиссии также должны участвовать два представителя Законодательного Собрания Ленинградской области, но на настоящий момент решение по этому вопросу не принято.

В соответствии с ч.4 ст.33 ФЗ-63 комиссия считается сформированной и правомочна принимать решения при наличии в ее составе не менее двух третей от числа членов комиссии, предусмотренного ч.2 ст.33 ФЗ-63 (т.е. 2/3 от 13).
Председателем квалификационной комиссии избрана Булгакова Н.М., заместителем председателя – Цемехман М.Г., ответственным секретарем – Радченко М.А.

26.04.2021г. комиссия провела заседание в новом составе.
Члены комиссии обсудили изменения в Кодекс профессиональной этики адвоката, принятые на Х Всероссийском съезде адвокатов 15.04.2021г., в первую очередь касающиеся процедурных вопросов.

Были рассмотрены 15 заявлений претендентов на статус адвоката о допуске к квалификационному экзамену. Все они были удовлетворены.
Из двенадцати сдававших устную часть экзамена статус получили десять претендентов.

К разбирательству на это заседание было назначено 14 дисциплинарных производств:

➤Два из них были отложены по ходатайству сторон в целях примирения адвокатов с доверителями.

➤Пять производств были возбуждены по представлениям вице-президента Пелевина А.Л. в связи с неисполнением адвокатами своих корпоративных обязанностей по уплате ежемесячных обязательных отчислений на общие нужды АП ЛО и ФПА. Во всех пяти случаях комиссия пришла к заключению о наличии в бездействии адвокатов дисциплинарного проступка. Задолженность у этих адвокатов составляла от трех до шести месяцев. Каких-либо уважительных причин, которые бы свидетельствовали об отсутствии вины адвокатов в форме умысла или грубой неосторожности, не установлено.

➤Одно производство было возбуждено в отношении адвоката Ш. по жалобе доверителя Е. и представлению УМЮ РФ по ЛО, в основу которого была положена жалоба Е. Претензии к адвокату состояли в том, что она, заключив в июне 2020г. соглашение и приняв денежные средства от доверенного лица Е., во-первых, не выдала квитанцию на часть полученных денег, а во-вторых, не исполнила поручение. Комиссией было установлено, что на часть денежных средств, уплаченных наличными, адвокат доверителям квитанцию выдала, а второй платеж был осуществлен безналичным расчетом, когда оформление квитанции не требовалось. Доказательств получения адвокатом денег сверх оформленных предоставлено не было. Т.о., не установлено было нарушение адвокатом ч.6 ст.25 ФЗ-63. Из представленного адвокатом адвокатского производства было установлено, что предметом поручения являлась подготовка и ведение дела доверителя, отбывающего наказание в виде лишения свободы, о замене наказания на более мягкое в порядке ст.80 УК РФ. Адвокат в период с июля по сентябрь собирала (в т.ч. путем направления адвокатских запросов) необходимые документы, посещала для консультаций доверителя в ИК, подала в суд ходатайство, участвовала в судебном заседании при рассмотрении этого ходатайства. Однако суд по заявлению осужденного, отозвавшего ходатайство адвоката и отказавшегося от ее услуг, прекратил производство по делу. Данных о том, что адвокат по делу занимала позицию, отличную от позиции доверителя, установлено не было.

➤Жалоба В. в отношении адвоката П. также комиссией была признана необоснованной. Из материалов адвокатского досье следовало, что адвокат, защищая обвиняемого, поддерживала его позицию, активно участвовала в судебных заседаниях, а претензии к ней являются недоказанными.

➤По одному дисциплинарному производству комиссия установила нарушение адвокатом М. положений ст.25 ФЗ-63 (об обязательной письменной форме соглашения с доверителем и оприходовании денежных средств), а также совершение адвокатом действий, направленных к подрыву доверия (ч.2 ст.5 КПЭА). Доверитель жалобу отозвала, поэтому в соответствии с ч.7 ст.19 КПЭА Совету предстоит решить вопрос: будет ли дисциплинарное производство прекращено.

➤В жалобе К. в отношении адвоката С. утверждалось, что адвокат обвиняемой К. был «навязан» следователем, адвокат с ней дело не обсуждала, наедине не беседовала, посоветовала признать вину и отказаться от ранее заявленных с другим адвокатом ходатайств, заявить об особом порядке рассмотрения дела, не разъяснив, что по ч.4 ст.159 УК РФ это невозможно. Не помогла адвокат доверителю снять копии с материалов дела, поэтому у доверителя никаких следов ознакомления с делом нет, а адвокат оставила ей номер телефона, который не работает.
В ходе разбирательства с участием адвоката комиссией было установлено, что в нарушение Порядка участия адвокатов в уголовном судопроизводстве по назначению, установленного Советом ФПА, а также Региональных правил АП ЛО, адвокат С. приняла поручение на защиту К. на предварительном следствии. Дело (по ч.4 ст.159 УК РФ) расследовалось органами предварительного следствия Ростовской области, следователь для выполнения процессуальных и следственных действий прибыл в Санкт-Петербург (по месту жительства обвиняемой) и по телефону вызвал адвоката С. – члена АП ЛО, не обратившись в АП СПб. Вступив в дело, адвокат (и она это не отрицала) с доверителем К. наедине не общалась, перед ее допросом материалов дела, доступных стороне защиты на данной стадии, не изучала, посоветовала подзащитной просить о рассмотрении дела судом в особом порядке ( не разъяснив доверителю, что по данному составу особый порядок невозможен), при выполнении требований ст.217 УПК РФ за 1 час 10 мин. «ознакомилась» с 6 томами уголовного дела. Досье адвоката по делу, которое она сама назвала «очень сложным, требующим высокой квалификации», состояло из нескольких листов, никоим образом не позволяющих судить ни о сути обвинения, ни о позиции доверителя, ни о работе защитника. Все это свидетельствовало о несоблюдении адвокатом тех минимальных требований к защитнику, которые установлены Стандартом осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве. Два заседания потребовались комиссии, чтобы с участием адвоката П. и заявителя С. разобраться в их споре по поводу качества работы адвоката по гражданскому делу. Доверитель, заключивший соглашение и уплативший предусмотренный этим соглашением гонорар, утверждал, что адвокат «ничего не делала», ему «ни в чем не помогла», к судебным заседаниям его не готовила, а на заседание суда, когда было вынесено решение, вообще не пришла. Комиссия, изучив адвокатское производство, пришла к другим выводам. Было установлено, что к адвокату доверитель обратился за помощью уже тогда, когда дело (о месте жительства и порядке воспитания несовершеннолетнего его раздельно проживающими родителями) уже слушалось в суде, ходатайство в предварительном заседании о передаче ребенка отцу на время слушания дела не заявлялось, судом была назначена экспертиза, расходы на проведение которой были возложены на С. Адвокат, вступив в дело, по согласованию с доверителем все-таки составила ходатайство о временной передаче ребенка отцу (что комиссия расценила как действия в интересах доверителя и не противоречащие закону, т.к. несмотря на правила ч.6.1 ст.152 ГПК РФ кодекс не содержит запрета на заявление такого ходатайства и после предварительного заседания) . Обжаловала в частном порядке определение суда о назначении экспертизы в части распределения расходов по ее оплате и эта жалоба была Ленинградским областным судом удовлетворена. Адвокат в судебном заседании предоставляла доказательства в подтверждение позиции доверителя. Доверителю адвокат предлагала (и это подтверждено их перепиской)заявить ходатайство о проведении дополнительной экспертизы, но он отказался. Процессуальные документы адвокат составляла грамотно, согласно позиции доверителя, с необходимыми ссылками на закон и материалы дела. Неявка же адвоката в судебное заседание была вызвана уважительной причиной – болезнью ее ребенка, наступившей накануне заседания. Адвокат незамедлительно уведомила об этом и доверителя и суд, направив ходатайство об отложении разбирательства. Суд отказал в отложении, видимо, с учетом наличия у доверителя другого представителя. Отрицательный для доверителя результат по делу сам по себе не свидетельствует о ненадлежащем исполнении адвокатом своих обязанностей. Комиссия пришла к выводу об отсутствии в работе адвоката каких-либо нарушений закона и КПЭА.

➤Заявитель Ф.Л.Н. утверждала в жалобе, что адвокат П-я, после участия по соглашению в защите ее сына Ф.С. в первой и апелляционной инстанции, приняла поручение на защиту Ф.С. в кассации, но ничего не делала, сына не навестила и жалобу не подала, от общения с доверителем уклонялась, на звонки не отвечала. Адвокат письменных объяснений и адвокатское досье комиссии не представила. На заседании комиссии адвокат не смогла убедительно объяснить, почему она, приняв 29.12.2020г. поручение на кассационной обжалование приговора и апелляционного определения (от 29.10.2020г.), до апреля 2021г. не посетила подзащитного, кассационную жалобу не составила. Адвокат пояснила, что в установленный законом срок (который, по ее мнению, истекает 28.04.2021г.), жалобу составит и подаст. При этом адвокат утверждала, что ей «стало известно», что подзащитный от нее отказался, но документального подтверждения этому у нее нет, а соглашение она не расторгала. На вопросы членов комиссии, как она намерена успеть выяснить наличие у нее полномочий и согласовать жалобу с подзащитным, адвокат удивила утверждением о том, что согласовывать нечего, т.к. подзащитный не разбирается в процессуальных вопросах, которые она намерена отразить в кассационной жалобе. Комиссия пришла к выводу о недобросовестном исполнении адвокатом своих обязанностей.

➤Жалоба Аг., доверителя адвоката Ал. была комиссией признана обоснованной. Аг. заключила с адвокатом соглашение на защиту ее родственника на предварительном следствии и в суде первой инстанции. Уплатила полностью обозначенный в соглашении гонорар в сумме 150 000руб. Через месяц, после участия адвоката в двух следственных и процессуальных действиях, подзащитный от него отказался и Аг. обратилась к адвокату с заявлением о расторжении соглашения и возврате неотработанного гонорара. Из ответа адвоката она с удивлением узнала, что адвокат весь гонорар отработал и, более того, она же еще и осталась ему должна 20 000 руб. Оказывается, адвокат рассчитал отработанный гонорар исходя из почасовой ставки в 5000 руб., о чем в соглашении не было не сказано ни слова. Комиссия пришла к заключению, что доверитель обоснованно полагала, что оплатила работу адвоката как на предварительном следствии, так и в суде первой инстанции, а адвокат, в одностороннем порядке изменив такие существенные условия соглашения, как размер и порядок оплаты гонорара, проявил неуважение к правам доверителя, совершил действия, направленные к подрыву доверия (ч.2 ст.5 и п.2 ст.8 КПЭА) .
Кроме того, адвокат, в нарушение закона (ч.4.1 ст.25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» в редакции ФЗ-400 от 02.12.2019г., вступившей в силу с 01.03.2020г.) и ч.3 ст.16 КПЭА, включил в соглашение условие о выплате ему доверителем «гонорара успеха» в случае положительного исхода уголовного дела.

Председатель квалификационной комиссии
Н.М. Булгакова